Галактический вихрь – Андрей Ливадный

Галактический вихрь

Конфедерация Солнц, на протяжении тысячелетия объединявшая большинство миров Обитаемой Галактики, переживает кризис. Именно в этот сложный для человечества момент на исторической сцене внезапно появляется тень из прошлого, – искусственный интеллект, созданный три миллиона лет назад расой насекомоподобных существ, пробуждается от небытия вследствие боевых действий на скованном льдами спутнике планеты Эригон.

Галактический глюк – Алексей Калугин

Галактический глюк

На этот раз конкуренция двух спецслужб едва не привела к гибели человечества. Ибо именно этим грозило объявленное Орденом поклонников Хиллоса Оллариушника. Второе Пришествие, которое должно непременно состояться во вселенской комп-сети и, естественно, парализовать ее напрочь. Но даже самые прозорливые агенты Галактической Безопасности, такие, как Вениамин Ральфович Обвалов, не могли предположить, что спасение рода людского придет с мусорной свалки…

Галактический зверинец – Дмитрий Емец

Галактический зверинец

Из далеких глубин космоса прилетает на Землю настоящий робот-сыщик по имени Суп. Его миссия проста и одновременно невероятно трудна для выполнения – роботу-сыщику нужно выследить космического вора, похищающего… редких животных из земного зоопарка! На помощь Супу приходят ребята – Юра и его сестренка Лена. И вот след коварных преступников приводит робота-сыщика и его помощников туда, где стоит неведомый космический корабль, который готовится к старту…

Галерея «Максим» – Олег Рой

Галерея «Максим»

Когда художнику-бессребренику Емельянову предложили за немыслимые деньги продать раннюю картину, на которой была запечатлена ладошка его сына, он ответил категорическим отказом. Но арт-агент была так настойчива, что Илья стал сомневаться в правильности своего решения. Действительно, пора прекращать сидение на шее у своей жены, пора вернуть себе уважение близких! А то, что картина всегда воспринималась талисманом, – сентиментальный предрассудок. Дурные предчувствия – пустяки, розовые сопли. Знать бы тогда Илье, в какую авантюру ввяжет его импресарио!

Галерея последних портретов – Наталья Тимошенко, Лена Обухова

Галерея последних портретов

Саша Рейхерд никогда по-настоящему не верила в сверхъестественное. Даже занимаясь расследованиями аномальных явлений в компании своих друзей, она умудрялась находить объяснения всему необычному, что с ними происходило, иногда откровенно притягивая факты за уши и игнорируя то, что не укладывалось в ее картину мира. Тем сложнее ей было поверить в сверхъестественное, когда оно коснулось ее самой. Пять месяцев назад она отказалась участвовать в расследованиях, но мир сверхъестественного не захотел так просто отпускать ее. Ее жизнь превратилась в настоящий кошмар во сне и наяву. Чтобы разобраться в происходящем, ей придется снова встретиться с Войтехом, разгадать смысл своих снов, раскрыть преступление и взглянуть в лицо правде, которая окажется страшнее любого кошмара. Хватит ли у нее смелости? Решится ли она подвергнуть смертельной опасности друзей и любимых или предпочтет добавить свой портрет в галерею трагически погибших предшественниц?

Галина Волчек. В зеркале нелепом и трагическом – Глеб Скороходов

Галина Волчек. В зеркале нелепом и трагическом

Глеб Скороходов (1930—2012) – журналист и киновед, автор самых известных книг и сборников о звездах кино и эстрады (Ф. Раневской, Л. Утесове, А. Пугачевой, Л. Орловой, Т. Пельцер, Р. Зеленой, Е. Леонове, Н. Баталове, М. Бернесе, Л. Гурченко, Дине Дурбин, Саре Монтель и др.), ставших подлинными кумирами многих поколений.

Галлюцинации – Оливер Сакс

Галлюцинации

Галлюцинации. В Средние века их объясняли духовным просветлением или, напротив, одержимостью дьяволом. Десятки людей были объявлены святыми, тысячи – сгорели на кострах инквизиции.

Галь-рисовальщик – Редьярд Киплинг

Галь-рисовальщик

«Днем шел дождик, а потому Ден и Уна решили играть в пиратов на старой маленькой мельнице. Если не обращать внимания на крыс, снующих по стропилам под крышей, и на попадающую в чулки овсяную мякину, чердак мельницы со своими трапами, с рассказывающими о наводнениях надписями на балках, с вырезанными на стенах именами красавиц, – прекрасное место. Освещен он окошком величиной в квадратный фут, которое смотрит на ферму „Липки“…»